РУСОФОБЫ (рассказ)

Отрывок из книги "Как стать испанским рыбаком"

Федя и Даша познакомились в тюрьме.

Ну, не совсем в тюрьме — в камере предварительного заключения районного отдела полиции, куда были доставлены после задержания на не разрешённой властями манифестации против правительства.

Просидев там несколько часов, они испытали друг к другу зарождающиеся чувства. Оба были студентами, имели активную политическую позицию и ненавидели Путина.

После скорого суда Даша получила крупный штраф, а Федя был приговорён к наказанию в виде пятнадцати суток ареста, так как во время столкновений с полицией «бросил пустую пластиковую бутылку в сторону работников правопорядка, находящихся при исполнении служебных обязанностей, чем нанёс тяжёлую моральную травму сержанту Пысину».

Даша каждый день носила ему апельсины и обезжиренный йогурт.

После освобождения Федя — как порядочный человек — просто обязан был сделать ей предложение.

Из института Федю сразу отчислили, Даше дали доучиться до бакалавра — родителям пришлось раскошелиться на взятку — но о дипломе магистра речь уже не шла.

Молодая семья сняла квартиру на окраине и с головой бросилась в «свержение существующего политического строя», правда, ребята стали намного осторожней — следующим наказанием мог стать реальный срок в сибирских лагерях. Они вели несколько блогов под чужими «никами», заваливали «Инстаграм» саркастическими фоточками и «мемами» о продажной «банде кремлёвского вора», размахивали белыми ленточками и запускали шарики на регулярных манифестациях, часами стояли в очереди на разрешённый одиночный протест — в общем, вели насыщенную жизнь студента-нигилиста образца начала «двухтысячных».

Жили впроголодь, обедали у родителей, объясняя им, что скоро народ свергнет кровавого тирана, и к власти придут подобные им, горячие, хорошие и правильные, и тогда всё будет отлично, ведь Россия — богатая и прекрасная страна, а русские — богоизбранный народ.

Родители были люди опытные и совсем не хотели, чтобы на них отразилась революционная деятельность отпрысков — быстро возник классический конфликт отцов и детей, и в домашних пирожках было отказано.

По непонятной причине русский народ не торопился свергать правительство «жуликов и воров», а скорее — даже наоборот: всё больше выражал ему своё расположение и поддержку. Режим крепчал и становился более жестоким. Сажать стали за комментарий в «соцсетях», да даже за простой «лайк».

Федя с Дашей начали понимать, что Путин — надолго, а они уже помечены чёрной меткой, ни учёба, ни карьера им уже в этой стране недоступны. Да и обвинять во всём «кровавую гэбню» стало не модно, учитывая, что на выборах она получала стабильную поддержку народа в стандартные восемьдесят шесть процентов.

Пришлось признать, что они были не правы в выборе цели. Виноват во всём не Путин, виноват во всём народ, быдло. Русские — все воры и стукачи.

Кто написал двадцать пять миллионов доносов, кто расстреливал в затылок?

Вся история Руси кричит об этом.

— Нас, истинных интеллигентов, не более десяти процентов, остальные — болото, серая биомасса! — вещала ночью на кухне заплаканная Даша. — Я не могу больше смотреть на эти тупые, унылые рожи.

Надо было уезжать.

Ненавидеть русских безопаснее из другой страны, желательно — цивилизованной, с чёткими законами, свободой слова и собраний. Тем более ребята понимали, что надо доучиться и начинать строить карьеру по специальности, которой они хотели заниматься и к которой готовились.

Фёдор учился в архитектурном, а Дарья — на промышленном дизайне, профессии интересные, творческие и искренне любимые ими. Исходя из этого выбор Испании, как страны будущей учёбы и эмиграции, был полностью оправдан.

Кто может тягаться с архитектурной школой великого Гауди и гения промдизайна Пикассо?

Поначалу Федя с Дашей попытались получить статус политических беженцев, но испанская иммиграционная служба, поднаторевшая в этих вопросах, не увидела больших страданий, причинённых молодым людям за реальное нарушение закона в России.

Пришлось поступать в университет и получать студенческие визы на время обучения.

Оплатили это родители. Сказали, что раз они «продали родину и наплевали на могилы предков», то больше помощи пусть не ждут. Родители тут же были записаны в разряд «тупого русского быдла», но деньги были приняты как должное.

По приезде в Барселону ребята засели за изучение языка. А вернее — сразу двух: испанского и каталанского. Они хотели полностью погрузиться в местную среду.

Любые контакты с русскоязычной диаспорой были полностью исключены, чтобы не рассеиваться и не расслабляться. Интенсивные курсы, занятия по скайпу, просмотр фильмов и телепередач на местных языках быстро дали результат. Даже дома Федя с Дашей старались говорить на каталанском. По вечерам ходили в местные бары закреплять пройденный материал на практике. Поболтать, изучить бытовую речь, уличную.

Материально было трудно…

Но тут надо отдать должное их упорству: Федя хватался за любую подработку, раздавал флаеры, перетаскивал тяжести, мыл машины по выходным; Даша тоже не сидела сиднем, пришлось поработать в русском салоне маникюршей за сущие гроши. И если Федя просто терпел, то Дашу её работа жутко злила, ведь вокруг было всё то же «русское быдло». В итоге она нашла себя по специальности, брала заказы на разработки вывесок и логотипов в интернете, демпингуя ценами.

Пару лет пришлось жить, снимая комнату у марокканских торговцев «дурью», забирая всё ценное с собой при выходе из дома.

Да и что у них было, разве что старенький телефон да лэптоп…

Такие неимоверные усилия не проходят даром, ребята быстро обросли местными друзьями, испанцы очень уважают труд и всячески бескорыстно стараются помочь. В своих университетах Федя и Даша были тоже на хорошем счёту, они учились профессии не за визу, а по призванию.

Уже через пару лет семья снимала отдельную приличную квартиру, Фёдора пригласили на работу на начальную должность в офис архитектора, а это при благоприятном исходе сулило контракт и постоянный вид на жительство для всей семьи. Даша ожидала первенца.

Изучая местный каталанский язык, Федя с Дашей прониклись национальной идеей. Их революционная юность ещё не была погребена под тяжестью эмигрантских проблем и бытовых забот. Наблюдая, как их каталонские друзья, обмотавшись сепаратистским флагом, гремя в кастрюли — стандартный способ выражения эмоций, протеста, радости, скорби и прочих чувств у жителей Испании — идут на миллионные демонстрации требовать у проклятой Испании предоставления независимости, они чувствовали народное единение, душа рвалась в бой, хотелось снова быть в передних рядах, но…

Находясь в стране на птичьих правах и понимая, что мерзкая, но сильная испанская власть в случае чего не будет с ними цацкаться, а просто отправит в Россию ближайшим самолётом, махали им вслед платочком и поднимали сжатый кулак с призывом «Visca Catalunya».

Не стоило рисковать…

Только одно не нравилось новоиспечённым каталонским революционерам — их сепаратистски настроенные друзья не чурались агрессивных форм протеста и не прочь были бить стёкла и поджигать автомобили. А вот уничтожение чужой собственности Федя с Дашей уже расценивали как серьёзное уголовное преступление, они уже обрастали благами капиталистической цивилизации. И в случае повреждения семейного «Опеля» манифестантами морально готовы были сотрудничать с «кровавой испанской полицией».

Но что хуже всего — их каталонские друзья боготворили…

Путина!

— Вот ведь отличный лидер, о народе заботится. Смотрите, все русские какие богатые, все олигархи и нефтяники! У нас ведь по миллиону каждый год в Барселону приезжают, деньгами так и сыплют. А как он Америку с Германией на пальце вертит. Красавец. Вот так надо, — вечером за стаканом вина восхищались молодые каталонцы.

— Да вы ничего не понимаете, — горячился Фёдор. — Путин — упырь! Он миллиарды у народа украл, да и народ там — дерьмо, все воруют, доносят и не хотят работать.

Каталонцы вежливо улыбались в ответ и явно не верили. Но в спор не вступали. Они были толерантны и считали, что каждый имеет право на своё мнение, даже если оно — ошибочно.

А вот с русскоязычными Федя с Дашей прекратили почти все контакты. Тем более общий интеллектуальный уровень эмиграции оставлял желать лучшего.

Сейчас Фёдор работает в известном архитектурном бюро, Дарья разрабатывает конструкцию одежды для «ZARA». Отпуск проводят, путешествуя по миру, очень любят круизы, болеют за «Барсу» и формально посещают главные сепаратистские манифестации, как истинные мирные каталонцы.

У них двое прекрасных детей.

Русскому языку они их учить не стали.

***

(отрывок из книги «Как стать испанским рыбаком»)

КНИГА «КАК СТАТЬ ИСПАНСКИМ РЫБАКОМ» СКАЧАТЬ

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

This site uses cookies to enhance your experience. By continuing to the site you accept their use. More info in our cookies policy.     ACCEPT